Денис Франскевич: «Мои дед и отец были горняками»

Брендом тюменского «Рубина», безусловно, является вратарь Денис Франскевич. Его обожают продавцы валидола, им восхищаются болельщики, к нему не остаются равнодушными тренеры. После матча он быстро собирается и уходит домой. Можно даже подумать, что Денис нелюдим. Но сколько на самом деле в лучшем вратаре Высшей хоккейной лиги сезона 2016-2017 годов энергии, чувства юмора и нерастраченного интереса к жизни! Тридцать минут разговора с Франскевичем вполне могут заменить пару недель пляжного релакса. Сейчас Франскевич в отпуске, занимается семьёй и детьми. И всё-таки первый вопрос - о любимом деле, которое кормит, поит и делает счастливым.

Встану на ворота - подумаю

- В детстве у меня с хоккеем всё было очень непросто. В командах 1981 и 1982 годов рождения набиралось  по четыре-пять вратарей. Школа то в Караганде была сильная. Ребята охотно шли в хоккей. Существовал такой принцип: пришёл сам – приведи друга.

- Почему стали вратарём?

- Первые три года я был защитником. Поздновато начал заниматься, лет с восьми. Брат жены моего дяди играл в хоккей, его примеру я и последовал. Побыл в защитниках и решил, что, раз полевых игроков слишком сильно бьют, встану я лучше в ворота, подумаю. Попробовал и пошло-поехало. Но потом обратно в защитники возвращался. Месяца на три.

- И что заставило сделать окончательный выбор в пользу вратарской доли?

- Амуниция нравилась вратарская, в те времена уже шлемы начали разукрашивать. Опять же тренер форму пообещал выдать. В детстве у нас многие ребята занимались хоккеем, но со временем наши ряды поредели. Непросто встать в шесть утра и затем долго добираться на тренировку. Не каждый ведь жил рядом с ледовым дворцом. С отцом из дома выходили, он шёл на работу, а я - в противоположную сторону, на каток. В основном самостоятельно добирался. Дедушка иногда провожал. Конечно, мне хотелось и во дворе с друзьями погулять, но приходилось делать выбор в пользу тренировки.

- Когда получили первый индивидуальный приз?

- Если честно, не помню. Вот награду, присуждённую мне нынешней весной, запомню навсегда. Хочется ещё и кубок поднять.

- В 2013 и 20014 вы играли в финалах плей-офф ВХЛ за  карагандинскую «Сарыарку» и  «Рубин», но в обоих случаях ваши команды уступали. Наверняка было обидно…

- Очень обидно. Что тут сказать... Когда выступал за  «Сарыарку»,  мы проиграли  седьмой матч серии нефтекамскому «Торосу».  Через год финал  вновь завершился для моей команды неудачно, и опять дело было в Караганде. «Рубин» уступал 1:2, и за семь минут до завершения третьего периода «Братину» уже понесли к площадке. Очень хотелось его завоевать, но тогда не получилось.

За талоны на хлеб и сахар

- В каком возрасте стали зарабатывать деньги, как хоккеист?

- Наверное, лет в пятнадцать. Тренировался в школе нижнекамского «Нефтехимика», жил в интернате. Нам платили рублей шестьдесят. Своего рода стипендия на конфеты и кока-колу. Но мы взрослели, и зарплата становилась больше.

- Насколько деньги могут служить стимулом для хоккеиста?

- Может быть, мой ответ кого-то и удивит, но раньше я особо о деньгах не думал. Тут логика простая. Если ты хорошо играешь, то они у тебя есть. Если ты за бортом, то, соответственно, нет  и денег. Сейчас, кого ни спроси, они всем нужны. Но это нормально. В детстве  просто хотелось поиграть в хоккей, пообщаться с друзьями. В профессиональных же командах все люди взрослые. Кто-то образование получает, сам оплачивая учёбу, второму на автомобиль деньги нужны, у третьего - семья, дети, которых надо кормить и воспитывать. Помню, когда я был подростком, с мамой вырезали талоны на хлеб, на сахар и другие продукты. Если представить, что сейчас платили бы талонами, то на них бы и жили.

- Вы родились в Казахстане, хоккейную карьеру сделали в России. Где ваша родина?

- Если заметили, у меня на шлеме изображены три флага – Казахстана, России и республики Татарстан, где сейчас мой дом. Одна дочь у меня родилась в Астане, другая – в Нижнекамске. Получается, всё в моей жизни взаимосвязано.

- В прошлом году ваша семья переехала из Нижнекамска в Казань. Что подтолкнуло на такой шаг?

- Эта история очень долгая. Непосредственно переезд проходил в том время, когда у меня были сборы.  Естественно, надолго уехать я не мог. В выходной прилетел в Казань, мы оформили все документы, и потом жена сама занималась переездом. Подгадывали к концу августа, чтобы дети пошли в школу уже на новом месте.

- Нравится в Казани?

- Столица Татарстана - шикарная. Особенно в вечернее время, когда всё кругом светится. Хотя все города примечательны по-своему. Например, один из плюсов Нижнекамска – компактность. Там нет таких автомобильных пробок, как в Казани, денежных расходов, соответственно, меньше. Как говорится, большой город – большие затраты. А Тюмень мне вообще очень нравится, у меня и друзей там много.

- С бывшим капитаном «Рубина» Львом Трифоновым, который также человек казанский, не пересекались?

- Мы созванивались. Он играет за ветеранскую команду. Недавно вернулся с турнира, который проходил то ли в Чехии, то ли в Словакии. Надеюсь, в ближайшее время мы с Лёвой встретимся и пообщаемся.

Два плюс два

- Своим детям  с уроками помогаете?

- Честно говоря, мне очень интересно наблюдать, как они  учатся. В наше время ведь как в школе было? Два плюс два. А современная программа совсем другая.

- Например, бывший защитник «Рубина» Владимир Гусев говорил в интервью, что школа не была для него приоритетом, всё время занимал хоккей.

- Думаю, в плане учёбы все хоккеисты, которым довелось побыть октябрятами и пионерами, одинаковы. В школьные годы больше времени уделял тренировкам, нежели урокам. В основном жизнь чему-то постоянно учит.

- Вы упомянули о флагах на своём шлеме. Кто их нарисовал?

- Шлем мне разрисовали в Тюмени. Можно сказать, по знакомству. Иван Лисутин помог найти мастера. Кстати, у него же разукрашивал шлем и Александр  Судницин. Как видите,  «хоккейная почта» действует.

 - У вас необычная фамилия…

- Мой дед по отцу из Белоруссии. Возможно, есть даже какая-то связь с Польшей. Как он попал в Казахстан? Точно эту историю не знаю, но, видимо, приехал осваивать целину. У меня ведь и дед, и отец - горняки. Они всю жизнь на шахте проработали. Только я туда не попал. Шахты закрылись, поэтому решил попробовать себя в другом деле.

- Чувства юмора вам не занимать. И всё-таки, не приходила в голову мысль, что вытянули счастливый билет, избрав путь хоккеиста?

- В наше время практически всё, чем живёт человек, на виду. Есть люди, которые считают, что хоккеистам слишком много платят. Ну, пусть попробуют пробиться на профессиональный уровень, раз это так легко. Если кто-то не смог, то, может быть, из сына или внука воспитает хоккеиста. Не получится, значит, им придётся заниматься чем-нибудь другим. Например, некоторые люди проектируют и строят  красивые дома. Я этого не умею делать, потому что, как уже говорил,  практически не учился в школе.     

На полный штык

- Можно ли Дениса Франскевича назвать мастеровым человеком?

- Если надо что-то прикрутить или прибить, то с этим проблем нет. Как говорится, руки растут оттуда, откуда надо. Раньше дома занимался в основном сантехникой, сейчас переключился на перфоратор, гайки кручу, мебель собираю. На картошке лопату втыкаю в землю на полный штык. Так что всё нормально.

- Как отпраздновали 9 мая?

- Гуляли  семьёй по городу. Смотрели концерт, парад. Впечатлила сплочённость людей. Всё было очень душевно и искренне, даже мурашки по спине побежали.

- Вернёмся к хоккею. Не доводилось пересекаться с Евгением Набоковым? Он ведь тоже из Казахстана.

- Нет, не доводились. В Караганде мы были в одной команде с вратарём Дмитрием Кочневым, который в московском «Спартаке» играл. Он ещё в детстве уехал с родителями в Германию. Кстати, у него брат был защитником, но потом  тоже начал защищать ворота.

- Вашу жену зовут Дина, старшую дочь Даша и младшую -  Доминика. Наверное, супруга выбрала такое необычное имя?

- Мы вместе так решили. Нет, в Доминиканской республике перед этим не были. Но, не поверите, поехали туда уже с двумя дочерьми.

Александр КУШНИКОВ,
АСН «Тюменская арена».

ХК РУБИН

  • Hockey Club "RUBIN" © All rights reserved
  • Перепечатка, использование и размещение материалов, расположенных и опубликованных  на официальном сайте и в официальных группах в социальных сетях ХК "Рубин", возможны исключительно с разрешения клуба